Все об Италии
Общие сведения История Наука, культура, образование, спорт Достопримечательности Полезные советы
 
Главная
Новости
Искусство и архитектура Венеции
1300 лет в кратком изложении
Canal Grande
Sestiere San Marco
Sestiere San Polo и Santa Croce
Sestiere Dorsoduro
Giudecca
San Giorgio Maggiore
Sestiere Cannaregio
Sestiere Castello и Lido
San Michele in Isola
Murano, Burano, Torcello
Биографии художников
Формы венецианской архитектуры
Афоризмы великих итальянцев
Воля, которая стремится к познанию, никогда не удовлетворяется оконченным делом.
Бруно (Bruno) Джордано

Смех и слезы настолько близко следуют за порождающей их страстью, что тем меньше повинуются нашей воле, чем более искренни.
Данте (Dante) Алигьери

Любовь под маской походит на огонь под пеплом.
Гольдони (Goldoni) Карло
 
Персоналии
Тольятти (Togliatti) Пальмиро (1893— 1964), генеральный секретарь Итальянской КП (ИКП) с 1926 года. Один из основателей ИКП. В 1940—1944 годах жил в СССР. В 1944—1946-м участвовал в итальянских правительствах. С 1944 года директор журнала «Ринашита». С 1948 года председатель парламентской группы ИКП. Труды по теории и практике рабочего движения и др.



Царлино (Zarlino) Джозеффо (1517— 1590), итальянский композитор и музыкальный теоретик эпохи Возрождения. Фундаментальные труды по гармонии и контрапункту.
 

Scuola di San Giorgio degli Schiavoni
21-11-2012, 16:22

Scuola di San Giorgio degli SchiavoniВосточное побережье Адриатического моря вошло в сферу влияния Венеции после того, как венецианцы с помощью силы оружия и договоров подчинили себе проживавших там славян, представлявших для венецианской торговли постоянную угрозу своими пиратскими набегами. Венецианцы называли их «скьявони », которые посещали их город в качестве дешевой рабочей силы и торговцев. С середины XV в., когда все меньше местных жителей испытывало желание работать гребцами на галерах, их заменили скьявони. Несмотря на предубеждение, венецианцы никогда не использовали рабов в качестве гребцов на галерах (как это было, например, в античности). Этим занимались хорошо оплачиваемые команды, набиравшиеся в раннюю эпоху из жителей города.

Однако с возросшим притоком ремесленников с материка становилось все труднее набрать способные команды. Обитатели восточного побережья ценились не только как физическая сила, но и как опытные моряки. В 1451 г. они получили разрешение объединиться в собственную скуолу. Своими покровителями они избрали святых Георгия, Трифона и Иеронима. То, что славяне не принадлежали к богатым слоям населения, видно уже по относительно скромному зданию их скуолы, построенной в начале XVI в. Джованни де Заном — архитектором Арсенала.

Scuola di San Giorgio degli Schiavoni


Витторе Карпаччо. Триумф св. Георгия. 1502—1507
Х.,м„ 141x360


Скуола ди Сан Джорджо дельи Скьявони поручила Витторе Карпаччо (около 1455—1525) украсить свой дом собраний картинами из жизни Христа и жития своих святых покровителей. Когда в XIX в. коллекционеры искусств начали интересоваться так называемыми примитивными художниками XIII—XV вв., в поле их внимания попал также Карпаччо. Его пестрые картины, поражающие обилием точных деталей, до сих пор излучают романтическое настроение и очарование. «Триумф св. Георгия » является одной из трех картин, в которых художник изображает борьбу с драконом и историю святого. Согласно житию, у озера возле города Гилены жил дракон, которому нужно было приносить в жертву животных и людей. При выборе следующей жертвы жребий пал на прекрасную принцессу. Георгию удалось победить чудовище крестным знамением и проткнуть своим копьем. Освобожденная принцесса повязала дракону на шею свой пояс, и Георгий вместе со спасенной и чудовищем триумфально возвратился в Гилену. В знак благодарности за спасение своей дочери королевская семья приняла крещение.

Центральная картина изображает триумф св. Георгия во время его возвращения в город. Он как раз заносит свой меч, чтобы окончательно умертвить дракона. Слева изображена королевская чета и принцесса. Справа за ними капелла исполняет музыку во славу радостного события. Своей точностью экзотических фигур и фантастической архитектурой эта картина типична для живописной манеры Карпаччо. Эскизы показывают, с какой тщательностью художник подготавливал композицию полотна, хотя к окончательному написанию свою руку приложили его ученики.

Scuola di San Giorgio degli Schiavoni


Витторе Карпаччо. Христос в Гефсиманском саду. 1501-1503
Х.,м., 141x107


Если в сценах из жития святых на первом месте стоят богатство деталей и игра воображения, то тема Гефсиманского сада дает мало возможностей для декораций. Карпаччо буквально воспринимает понятие горы. Молящийся Христос изображен на холме, у подножия которого спят его ученики. Если, согласно Евангелию, ученики из последних сил борются с одолевшим их сном, то здесь они не делают ни малейшего усилия, чтобы проснуться. Удобно устроившись, они проспали час высшей опасности для своего Господа. Ночная сцена показывает умелое владение Карпаччо техникой света. Лицо Христа, скалы позади него и верхушки масличного дерева освещены божественным светом.

Scuola di San Giorgio degli Schiavoni


Витторе Карпаччо. Св. Августин в своем кабинете. 1501 -1503
Х.,м„ 141x210


Св. Августин, не принадлежавший к покровителям скуолы, изображен в тот момент, когда, находясь в своем кабинете, он пишет письмо св. Иерониму. Он просит его помочь с написанием сочинения о блаженных в раю. В то же мгновение Иероним скончался, представ перед Августином в видении. Он убедил его отказаться от своего намерения, поскольку смертному не дано судить о рае. Таким образом, картина с Августином изображает саму смерть Иеронима и как нельзя лучше подходит для завершения сцен из жития святого. Ведь история, связанная с письмом, приписанным Августину, в XV— XVI вв. была известна всем.

С восхищающей любовью к деталям Карпаччо описывает рабочий кабинет позднего Средневековья. Огромный интерес представляет небольшая коллекция искусства у левой стены. Большие канделябры с обеих сторон комнаты служат для соответствующего освещения при чтении и работе в ночное время. Рабочий стол Августина уставлен книгами. На нем в живописном беспорядке лежат мелкие вещи. Книги присутствуют везде: не только на столе, но и под столом, у ног Августина. Многие из них раскрыты, что свидетельствует о напряженном труде и неустанном поиске истины. Фигура мыслителя, застывшая в изумлении перед видением, в то же время полна жизни: зритель словно чувствует учащенное биение пульса и благоговейный ужас Августина, в руке которого замерло перо.




Вернуться назад