Все об Италии
Общие сведения История Наука, культура, образование, спорт Достопримечательности Полезные советы
 
Главная
Новости
Искусство и архитектура Венеции
1300 лет в кратком изложении
Canal Grande
Sestiere San Marco
Sestiere San Polo и Santa Croce
Sestiere Dorsoduro
Giudecca
San Giorgio Maggiore
Sestiere Cannaregio
Sestiere Castello и Lido
San Michele in Isola
Murano, Burano, Torcello
Биографии художников
Формы венецианской архитектуры
Афоризмы великих итальянцев
Я тысячами душ живу в сердцах Всех любящих, и, значит, я не прах, И смертное меня не тронет тленье.
Микеланджело Буонарроти (Michelangelo Buonarroti)

Женщины всегда постояннее в ненависти, чем в любви.
Гольдони (Goldoni) Карло

Слава героев одной четвертью обязана отваге, двумя четвертями — счастью и, наконец, последней четвертью — преступлению.
Фосколо (Foscolo) Уго
 
Персоналии
Де Лаурентис (De Laurentiis) Дино (р. 1918), итальянский кинопродюсер. Фильмы «Дорога», «Ночи Кабирии», «Сладкая жизнь» Ф. Феллини (Италия), «Серпико», «Три дня Кондора», «Желание смерти», «Конан-Варвар», «Кинг-Конг», «Ганнибал» (США) — всего более 600 фильмов. Его фильмы собрали два «Оскара», венецианского «Золотого льва», каннскую Золотую пальмовую ветвь и еще около 60 международных призов.



Влад (Vlad) Роман (р. 1919, Черновцы), итальянский композитор, пианист, музыковед, академик Национальной академии «Санта-Чечилия» (Рим). В Италии — с 1938 года. Художественный руководитель фестиваля «Флорентийский май» (1964), Римского оперного театра (1981— 1982), театра «Ла Скала» (1993—1997). Оперы «История одной мамы» (1955), «Стеклянный доктор» (1960), балеты «Дама с камелиями» (1956), «Чайка» (1968). Исследования по музыковедению: «Л. Даллапиккола» (1957), «История додекафонии» (1958), «Стравинский» (1958), «Введение в музыкальную цивилизацию» (1988). Сын Р. Влада — известный современный композитор и дирижер Алессио Влад.
 

Chiesa di Gesuati (Santa Maria del Rosario)
20-11-2012, 09:09

Chiesa di Gesuati (Santa Maria del Rosario)


Из-за схожести названий некоторые считают церковь «Кьеза деи Джезуати», как ее кратко называют венецианцы, церковью иезуитов. Однако «Джезуити», церковь Санта Мария Ассунта, находится на другом конце города. Братство «бедных иезуатов», напротив, является венецианским орденом, основанным в XIV в., то есть задолго до римских иезуитов. В начале XVI в. ими был построен монастырь, посвященный св. Иерониму и расположенный на Заттере. Фасад, относящейся к монастырю церкви эпохи Ренессанса, можно увидеть слева от «Кьеза деи Джезуати». В 1668 г. орден был распущен, а монастырь перешел к доминиканцам. Они соорудили церковь, продолжающую носить имя их предшественников. По стилю ее фасад отвечает храмам, расположенным на противоположной стороне Джудекки.


Chiesa di Gesuati (Santa Maria del Rosario)


Джованни Баттиста Тьеполо. Дар венка из роз. 1738/39
Фреска, 1400x450


Вскоре после освящения храма Тьеполо начинает писать фрески на церковном потолке. Здесь изображены три сцены из истории св. Доминика и доминиканского ордена. Над входом в храм виден апофеоз св. Доминика, а над алтарем св. Доминик благословляет другого члена ордена, вероятно, строителя церкви Фра Па-оло. В центре видна сцена передачи венка из роз св. Доминику, берущему ценный подарок из рук Мадонны и передающему его другим верующим. Дож первым принимает из рук святого дар, приносящий благодать. Фреска символизирует идеальный союз церкви и государства. Доминиканцы дают понять, что на первом месте должна стоять вера, ведь святой расположен к Мадонне ближе, чем высший представитель государства. При этом зло, изображенное в темной дыре на нижнем краю фрески, низвергается с небесных высот. Тьеполо придает особое значение краскам и свету. От нижнего края до изображения Мадонны последовательно усиливаются светлые тона. Тем самым ему удалось придать горизонтальной поверхности впечатление вертикально восходящего пространства.

Chiesa di Gesuati (Santa Maria del Rosario)


Джованни Баттиста Пьяццетта. Святые Винсент Феррер, Гиацинт и Луи Бертран. Около 1738/39
X., м., 345x172


В третьей боковой капелле справа находится алтарная картина Пьяццетты, образующая своеобразную антитезу полотну Тьеполо «Пала делле Тре Санте» в первой капелле. На ней изображены три доминиканца: Винсент Феррер, Гиацинт и Луи Бертран. Перед Пьяццеттой стояла задача создать композицию, состоящую из нескольких отдельных фигур. Две очень разные картины двух ближайших поколений художников встречаются здесь друг с другом. Пьяццетта принадлежал к поколению «тенебристов» (от итал. tenebroso, «темный, сумрачный»). Эти художники писали свои картины несколькими темными красками. Типичным для этих художников является прием изображения фигуры, контрастно выделенной на темном фоне. Ангел у верхнего края картины позволяет художнику продемонстрировать свое мастерство как в смысле создания сложных ракурсов, так и мастерство колориста, умеющего в границах одного тона передать бесчисленное множество оттенков. Шедевр Пьяццетты объединяет принципы старой композиции с новой, значительно более яркой цветовой гаммой, не исключающей палитру черного, коричневого, серого и бежевого оттенков.

Chiesa di Gesuati (Santa Maria del Rosario)


Джованни Баттиста Тьеполо. Пала делле Тре Сайте. Около 1748
X., м., 340x168


Примерно десять лет спустя после создания алтарной картины Пьяццетты было написано полотно Тьеполо, изображающее Мадонну, святую Катерину из Сиены, Розу из Лимы и Агнессу. В отличие от абстрактного неба, на фоне которого появляются святые у Пьяццетты, Мадонна и святые помещены в этой картине в иллюзорную архитектурную декорацию. Щегол, усевшийся на анкерную связь между колоннами, в любой момент готов слететь с места. Тем не менее пространство причудливым образом создает ирреальное впечатление благодаря небесной перспективе, открывающейся за спинами фигур. В принципе своей композиции и в том, как изображен отблеск света на одеждах женщин, Тьеполо отчетливо перекликается с Паоло Веронезе, то есть с художником XVI в. Золотое облако, сотканное из одного цвета, а также различные нюансы одного и того же цвета в одеждах стоящих святых напоминают, что Тьеполо сам был приверженцем живописной манеры, свойственной Пьяццетте и его поколению. Все объединяется виртуозной колористической игрой, которой Тьеполо после Тициана владел в городе на воде как никто другой.





Вернуться назад