Все об Италии
Общие сведения История Наука, культура, образование, спорт Достопримечательности Полезные советы
 
Главная
Новости
Искусство и архитектура Венеции
1300 лет в кратком изложении
Canal Grande
Sestiere San Marco
Sestiere San Polo и Santa Croce
Sestiere Dorsoduro
Giudecca
San Giorgio Maggiore
Sestiere Cannaregio
Sestiere Castello и Lido
San Michele in Isola
Murano, Burano, Torcello
Биографии художников
Формы венецианской архитектуры
Афоризмы великих итальянцев
Достичь можно лишь достижимого.
Кроче (Сrосе) Бенедетто

Обманываясь в общих вопросах, люди никогда не обманываются в частных.
Макиавелли (Machiavelli) Никколо

В природе все мудро продумано и устроено, всякий должен заниматься своим делом, и в этой мудрости — высшая справедливость жизни.
Леонардо да Винчи (Leonardo da Vinci)
 
Персоналии
Мадерно (Maderno) Карло (1556—1629), итальянский архитектор. Представитель барокко. Пышностью декора, развитой пространственной композицией отличаются церковь Санта-Сузанна (1596— 1603), центральный неф и фасад собора Св. Петра (1607—1614) в Риме.



Вестрис (Vestris) Гаэтано (1729—1808), итальянский артист балета, педагог и балетмейстер. В 1748 году дебютировал в «Парижской опере». Внес много нового в современное ему искусство танца, придав движениям большую свободу. Современники называли его «богом танца». В 1770-м получил звание балетмейстера «Парижской оперы». Его сын Аугусто Вестрис (1760—1842) был также выдающимся танцовщиком и педагогом.
 

San Giorgio Maggiore - Взгляд с монашеского хора на главный неф
20-11-2012, 11:11

San Giorgio Maggiore - Взгляд с монашеского хора на главный неф

В соответствии с требованиями Тридентского собора, имевшего для церкви реформаторское значение и закончившегося как раз в то время, когда Палладио был занят строительством церкви, архитектор переносит монашеский хор, место большого монашеского собрания, за главный алтарь. При этом хор, отделенный колоннами, остается связанным с главным пространством храма и видным со стороны алтаря с его статуями. Отделение монахов от прихожан, обеспеченное до Тридент-ского собора границами хора, не мешает общине бросать взгляд на главный алтарь и проходящую там мессу, что соответствовало решениям собора.



San Giorgio Maggiore - Взгляд с монашеского хора на главный неф


Якопо Тинторетто. Манна небесная. Около 1590
X., м„ 377x576


В 1975 г. в свет вышла работа Николы Иванова, итальянского историка искусства, обращавшая внимание на примечательные детали в этой картине. До сих пор на ней видели изображение сбора манны небесной. Иванов заметил то, что евреи вовсе не заняты собиранием небесной еды, дарованной им Богом на пути через пустыню. Поэтому он предположил, что здесь изображена другая сцена из Четвертой книги Моисея, в которой евреи отказываются от сбора манны, пресытившись ею. Косвенным подтверждением этого является толпа людей на заднем плане слева и человек, обращающийся к сидящему Моисею. Однако в сцене отсутствует всякий драматизм. Различные виды деятельности, которыми заняты люди на фоне воды и цветущего ландшафта, производят, напротив, идиллическое впечатление. Тот факт, что рядом с Моисеем появляется человек, облаченный в одеяние XVI в., также не подтверждает негативного смысла изображения; ведь заказчик картины едва ли хотел быть запечатленным на фоне драматических событий.

San Giorgio Maggiore - Взгляд с монашеского хора на главный неф


Якопо Тинторетто. Тайная вечеря. 1592—1594
Х.,м„ 365x568


Напротив «Манны небесной» помещена «Тайная вечеря». Утонченная передача света, свойственная Тинторетто, дополнена удачным освещением картин в самой церкви. Это подтверждает, что оба полотна были запланированы для данного места. Обе картины связаны с праздничной мессой, свершающейся вокруг алтаря. «Тайная вечеря» указывает на таинство причастия, в то время как «Манна небесная» считается провозвестием Причастия в Ветхом Завете. Тинторетто изобразил на картине стол с трапезой не фронтально, а по диагонали. Вечерняя трапеза благодаря множеству фигур производит впечатление пышного банкета. Композиция картины приобретает невероятную пространственную динамику. И несмотря на множество фигур, основное действо сцены тотчас притягивает к себе внимание благодаря сиянию вокруг Христа. Сонмы ангелов, легко и незаметно для окружающих парящих в пространстве, усиливают мистический смысл таинства. Картина обладает большой эмоциональной силой, поражает драматизмом действия.




Вернуться назад