Все об Италии
Общие сведения История Наука, культура, образование, спорт Достопримечательности Полезные советы
 
Главная
Новости
Искусство и архитектура Венеции
1300 лет в кратком изложении
Canal Grande
Sestiere San Marco
Sestiere San Polo и Santa Croce
Sestiere Dorsoduro
Giudecca
San Giorgio Maggiore
Sestiere Cannaregio
Sestiere Castello и Lido
San Michele in Isola
Murano, Burano, Torcello
Биографии художников
Формы венецианской архитектуры
Афоризмы великих итальянцев
Просить совета есть величайшее доверие, какое один человек может оказать другому.
Боккаччо (Boccaccio) Джованни

Нет такого тяжелого труда, который любовь не делала бы не только легким, но даже приятным.
Бруно (Bruno) Джордано

Великие скорби безмолвствуют; они слезами не выражаются.
Тассо (Tasso) Торквато
 
Персоналии
Беретти (Beretti) Винченцо (1781 — 1842), архитектор, педагог. В детстве приехал в Петербург, где в 1804 году закончил с золотой медалью Петербургскую академию искусств. В 1809 году получил звание академика, в 1831-м — профессора архитектуры. Работал в Петербурге над сооружением Биржи, построил Волков-скую, Сестрорецкую, Выборгскую и др. гауптвахты, Екатерининскую церковь и прочие сооружения. Автор более 250 проектов. В 1835 году признан победителем в конкурсе проектов Киевского университета, с 1837 года жил в Киеве. Вместе с землемером Л. Шмегельским и архитектором Л. Станцани работал над генеральным планом города (1837). Участвовал в строительстве по своим проектам главного корпуса университета, Института благородных девиц, астрономической обсерватории (строительство двух последних завершил А. Беретти). Спланировал новые главные магистрали Киева — Владимирскую улицу и бульвар, который носит сейчас имя Т. Шевченко.



Амальди (Amaldi) Уго (1875—1957), итальянский математик и механик. Основные исследования относятся к теории групп и механике. Внес вклад в теорию непрерывных групп преобразований и геометрию внешней баллистики. Президент Итальянского математического общества (1941—1943).
 

Не только гениальный сердцеед: Джакомо Казанова (Часть 1)
20-11-2012, 08:24

Некто, нанятый Йозефом Карлом Иммануилом графом фон Вальдштайном в качестве библиотекаря с годовым содержанием в 1000 гульденов, не считая кареты, прислуги, бесплатного проживания и прочих расходов в замке Дукс в Богемии, вызвал всеобщее удивление. Перед обитателями замка и немногочисленными гостями появился стареющий, в прошлом красивый, высокий венецианец, казавшийся со своим старомодным французским, шляпой с пером, расшитым золотом жилетом и напудренными волосами призраком из прошлого века. В последние годы своей жизни, которые он провел в замке с 1785 по 1798 г., библиотекарь Джакомо Казанова представлял собой реликт того времени, которое окончательно было сметено бурей Французской революции.

Не только гениальный сердцеед: Джакомо Казанова (Часть 1)


Иоганн Берка. Джакомо Казанова в возрасте 63 лет. Раскрашенная гравюра на меди


Такие романтические ценности новой эпохи, наступившей в Европе после его смерти, как честность, верность и любовь к отечеству, для Казановы — галантного афериста, тайного обманщика и легко приспосабливающегося космополита, чувствовавшего себя дома в любой части света — не имели бы никакого значения. Он был элегантным любовником, которым слишком интересовались женщины, чтобы он мог ограничиться одной из них. Уже забытый современниками (за исключением своих многочисленных кредиторов), находясь в замке Дукс, он посвятил себя тому, что, возможно, считал подлинным своим предназначением: алхимическим опытам и сочинению мемуаров. Описание его жизни, дававшее колоритную и фривольную картину навсегда ушедшего мира рококо, было опубликовано после его жизни, но только в форме, сведенной к более или менее эротическим приключениям. Ревностный редактор XIX в., подготовивший их издание для публики, которому были совершенно непонятны легкость, симпатия и скромность, с которыми Казанова сообщал о своих любовных похождениях, заметно их приукрасил. Так имя Казановы стало синонимом мужской потенции, обозначая как рьяных соблазнителей, так и представителей сомнительного полусвета. Подлинный Казанова был выше всего этого.

Не только гениальный сердцеед: Джакомо Казанова (Часть 1)


Луи Марин Бонне. Сломанный веер, около 1780 г. Цветная гравюра по рисунку Жана-Батиста Гуэ. Архив искусства и истории, Берлин


Страсть к игре и маскараду сделали его типичной фигурой XVIII в. Сюда же относится неизбежная радость эротики, едва ли понятная современному читателю его мемуаров, воспитанному на условностях классической литературы XIX в. Симптоматичным кажется то, что Казанова родился в 1725 г. в Венеции — в городе наслаждения и вечного карнавала, будучи сыном известной актрисы и директора театра. Родители настояли на изучении им богословия, хотя сам он испытывал больше интереса к медицине — универсальной естественной науке того времени. В университете в Падуе он изучил также и эту дисциплину. В Венеции он усовершенствовал свои познания во всех областях естественных наук в монастыре Санта Мария делла Салюте у патера Барбариго, одного из ведущих специалистов Италии.

То, что Казанова использовал свои познания, в том числе для мошенничества, похоже, ничуть не испортило его репутации в высшем обществе Европы. Знания служили ему не только для того, чтобы производить чернила, исчезающие спустя некоторое время и идеально приспособленные для написания любовных писем и подписей на векселях. Он использовал их для того, чтобы продемонстрировать увеличение ртути, инсценировать по заказу французского правительства государственную лотерею, создать соблазнительные духи, написать утопический роман или усовершенствовать красители для ткацкого производства своего покровителя графа Вальдштайна. Однажды его знания помогли ему выбраться из опасной ситуации, грозившей поставить крест на его карьере.




Вернуться назад